Category: история

«Год 1946-й. Начало»

«Год 1946-й. Начало» в Калининградском областном историко-художественном музее.

Судя по всему, впервые выставка открылась еще в 2016 году, и так с тех пор и прописалась в одном из залов на втором этаже Штадтхалле, который даже получил название «Горизонты памяти». Здесь в общем-то собрали не только артефакты, имеющие непосредственное отношение к процессу колонизации Кёнигсберщины, но и ко всему первому послевоенному десятилетию в истории области, преимущественно в бытовом (самом интересном для меня) ключе.

По картам можно посмотреть, откуда в присоединенную к РСФСР Восточную Пруссию приезжали переселенцы. В основном это были выходцы из разоренных областей Нечерноземья, а вот белорусов было совсем мало, меньше 5 тысяч, и при этом их компактно поселили в бывшем Фридланде (ныне Правдинск) и его окрестностях — отсюда в Правдинском районе знакомые топонимы типа Мозырь и Ново-Бобруйск. В «белорусский» Фридланд я тоже, конечно, заехал в ходе последней поездки.

Среди экспонатов личные вещи переселенцев (включая золотые часы Longines, откуда бы они могли взяться, интересно). Немецким аборигенам, какое-то время существовавших с новыми жителями параллельно, посвящен один стенд (с выпускавшейся для них газетой на родном языке Neue Zeit, «Новое время»). Далее идут разделы про рыболовецкую промышленность (основную в области), сельское хозяйство, условные витрины «Кабинет врача» и «Школьный класс» и так далее. Все украшено локальными картинами в духе соцреализма про строительство нового мира. Зачет за архитектурную графику послевоенного Калининграда, «чемпиона СССР среди роботов» и, конечно, за оригинальный автомат по продаже газет, который производили там же, в Калининграде, на заводе «Торгмаш».


Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

"Айвазовский и маринисты" в НХМ Беларуси

На первом этаже Национального художественного музея вновь открылась («по многочисленным просьбам посетителей») выставка «Айвазовский и маринисты», впервые показанная в прошлом году к 200-летию главного мариниста Российской империи. Особой концептуальности в проекте нет: по-моему кураторы просто собрали вместе все имевшиеся в собрании музея работы, где так или иначе присутствует большая вода (+ взяли одну картину из чьей-то частной коллекции). Благодаря плодовитости Айвазовского у НХМ получилось накопить сразу 13 его больших полотен, включая гигантскую «Бурю на Азовском море в апреле 1886 года» (1887), специально отреставрированную к прошлогоднему юбилею, так что совсем уж бедной выставка на выглядит. К ним добавили несколько работ его современника Алексея Боголюбова и ученика Льва Логорио.

Айвазовский всегда популярен, доступен и эффектен, так что не удивлюсь, если просьбы вернуть экспозицию у посетителей действительно были. «Буря» экспонируется в отдельном зале с соответствующим звуковым сопровождением и разбросанными перед ней креслами-мешками, чтобы все желающие могли повтыкать на сюжет крушения корабля «Ястреб» и драму единственного выжившего матроса повнимательнее. В остальном Айвазовский как Айвазовский. Есть пара «Чумаков», нетипичный вид Ниагарского водопада, и даже одна картина на сухопутную тематику. Спасибо давним закупкам у певицы Лидии Руслановой, продавшей 34 картины из своей коллекции нашему музею, включая четырех Айвазовских из 13 имеющихся.


Collapse )

Три вокзала Баку

В Баку также есть площадь Трех Вокзалов, но если в Москве на Комсомольской площади существуют три полноценных транспортных комплекса, каждый из которых обслуживает свое направление, то в столице Азербайджана просто уцелели все три вокзала станции "Баку-Пассажирская", последовательно строившихся друг за другом. Это удивительная на самом деле история, ведь в стандартной системе координат новые здания вокзалов обычно строились НА месте предыдущего поколения. Опыт Минска, где один за одним поменялись сразу четыре вокзала на одной площадке, это хорошо иллюстрирует.

Однако, к счастью, Баку повезло куда больше. Более того, два из трех зданий чрезвычайно живописны, а одно из них к тому же представляет очень необычный, нетипичный образец советской архитектуры 1920-х годов.


Collapse )

Ориентальная неоклассика Баку

В последние годы нефтяного благополучия внешний облик Баку был изрядно хаотизирован точечной (есть и масштабные цельные проекты, но о них позже) застройкой двух основных типов: наглые высотки разной степени «восточности» и новоделы «под Париж» в его азербайджанском понимании. Есть и довольно неплохая современная архитектура (особенно в районе Приморского бульвара), но она пока несколько теряется.

На фоне подобной эклектики тем более выделяются здания второй половины 1930-х — 1950-х годов. Все-таки «освоение классического наследия» в его ориентальной разновидности для нашего глаза выглядит экзотикой. Неоклассике очень идут восточные мотивы, или может просто для меня это все выглядело свежо. Понравилось и явное отличие от армянской практики Таманяна и его наследников. Цельных «сталинских» ансамблей, как в Ереване, в Баку нет (хотя на Азербайджанском и Парламентском проспектах встретились масштабные участки парадной застройки), но свое лицо имеется. Даже в колористике: в Баку естественно не использовали розовый туф, его роль играл желтовато-бежевый аглай.

В эту же подборку я включил и несколько встретившихся конструктивистских памятников.


Collapse )

Аллея почетного захоронения в Баку

В каждом крупном городе бывшего Советского Союза есть кладбище №1, престижный некрополь, на котором хоронят лучших людей страны или этого самого города. В Минске – Восточное кладбище, в Киеве – Байковое, в Москве – Новодевичье. В Баку конечно тоже не обошлись без подобного, при этом их "Аллея почетного захоронения" изначально задумывалась исключительно как пантеон. "Случайных" людей (как у нас на Восточном) там нет.

"Аллея" (на самом деле несколько аллей под соснами) находится на Парламентском проспекте города в 10-15 минутах ходьбы от Нагорного парка с его обзорной площадкой, по соседству с монументальной сталинкой Министерства обороны страны. Заглянул я туда, чтобы увидеть могилу главного азербайджанца. Около нее скучали пара охранников, не бросивших это напряженное занятие даже с нашим появлением. Из остальных персонажей я знал только двоих: Муслима Магомаева и Абульфаза Эльчибея, второго президента Азербайджана.

Кстати, в свое время я делал текст о могилах известных белорусов. Несмотря на специфику темы, интерес у читателей он вызвал.


Collapse )

Жизнь и судьба Бронислава Пилсудского

"Польский институт" привез в Минск выставку, посвященную Брониславу Пилсудскому, обладателю громкой фамилии (старший брат самого известного ее носителя) и удивительной судьбы. Собственно, знакомство с ней и сподвигло меня на нее сходить.

"Браніслаў Пілсудскі (1866 -1918). З Сахаліна да Закапанэ. Этнаграфічнае падарожжа". Выставка проходит до 13 мая в Художественной галерее Михаила Савицкого, временно оккупированной еще и работами Никаса Сафронова. В музее меня встретила толпа пожилых тётушек (впрочем, довольно интеллигентного вида), находившихся в полнейшей ажитации от предстоящего знакомства с творчеством народного художника Дагестана. Мне с ними было не по пути и, изрядно удивив смотрительниц галереи, я потребовал провести меня к Брониславу.


Collapse )

Гляйвицкий инцидент

В январе побывал еще в одном месте, связанном с историей Второй мировой войны. Оно не то, чтобы ключевое и прям такое must see, но в концептуальности ему не откажешь. Вдобавок интересно не только своей связью с этой главной бойней XX века.

Гляйвиц, ныне Гливице, один из полутора десятков индустриальных городов, составляющих Катовицкую агломерацию. В 1935 году немцы построили здесь радиокомплекс, центром которого была 118-метровая башня-антенна, и по сей день остающаяся самым высоким деревянным (!) сооружением Европы. Но известна сейчас она не только и не столько этим фактом.

31 августа 1939 года за несколько часов до вторжения Третьего рейха в Польшу (как известно, развязавшего Вторую мировую) именно на окраине Гляйвица, в 10 км от польской границы, была устроена провокация, ставшая поводом для этой атаки. Инсценировка "нападения поляков" на немецкий объект была не единственной, лишь "одной из" в целой серии подобных акций, осуществленных группами диверсантов СС, но определенно сейчас она самая известная.

Написал про операцию "Großmutter gestorben" ("Бабушка умерла") или операцию "Консервы", как ныне ее предпочитают называть.


Текст и 30+ фото на "Онлайнере".

Музей Гейдара Алиева в Баку

Будучи в сентябре в Екатеринбурге, я зело жалел, что город оказался слишком интересным, чтобы позволить себе посещение Президентского центра Ельцина. В США подобные учреждения, сочетающие в себе функции музея, библиотеки, культурного и образовательного центров, положены каждому президенту. На просторах бСССР аналоги есть только на Урале и в Баку (вроде бы).

В Азербайджане свободного времени было больше, и упустить "музей Гейдара Алиева" я не мог, тем более, что находится он на проспекте имени Алиева внутри центра имени Алиева работы Захи Хадид.


Collapse )

Сталиногруд

В конце 1940 – начале 1950-х годов ряд "стран народной демократии", только-только принявшихся под чутким руководством Большого Брата строить социализм, получил по своему Сталинграду. В буквальном смысле.

Варна (Болгария) – с 1949 Сталин.
Кучова (Албания) – с 1950 Чютет Сталин (то есть Сталинград).
Брашов (Румыния) – с 1950 Орашул Сталин (то есть тоже Сталинград).
Сталинварош (Венгрия) – вообще новый промышленный город с 1952, изначально с таким названием (сейчас Дунайварош). Тож буквально Сталинград.
Сталинштадт (ГДР) – тоже новый металлургический город с 1953, сейчас Айзенхюттенштадт. И это Сталинград.

Свой Сталинград (Сталиногруд) через два дня после смерти "Великого Вождя и Учителя" естественно получила и Жечпосполита Людова. Среди местных панов ходит анекдот, что изначально в честь Сталина хотели назвать Ченстохову, но представив, что местную икону, главную католическую святыню поляков, придется называть Матка Боска Сталиногрудска, от идеи быстро отказались.
stalin_02.jpg

Это конечно не более, чем городская легенда. Естественно, польским Сталинградом мог стать только Катовице, угольное и стальное сердце страны, ее пролетарский бастион.

В 1990-е с закрытием шахт Катовице превратился в криминальную столицу Польши и пару десятилетий нес по жизни этот ярлык, лишь недавно сдав лидерские позиции. Город меняется и меняется к лучшему. В общем дважды за год побывал там и доволен.

Текст на "Онлайнере" и 63 фотки
.

Архитектура в кино: The Quiller Memorandum (1966)

Прямым и явным символом «холодной войны» в 1950-80-е годы был Берлин. Разделенный город, части которого принадлежали двум противостоявшим лагерям, подходил на эту роль как нельзя лучше. Неудивительно при этом, что он регулярно становился съемочной площадкой для разнообразных шпионских фильмов, особенно в 1960-е, когда конфронтация достигла своего максимального накала. В свое время я уже рассказывал о фильме «Похороны в Берлине», но в том же 1966 году на экраны капиталистического мира вышла еще одна кинолента, где полноценным персонажем стал Западный Берлин. Называлась она «Меморандум Квиллера», снял ее известный британец Майкл Андерсон причем по сценарию, написанному относительно молодым тогда еще драматургом и будущим Нобелевским лауреатом Гарольдом Пинтером.



Удивительно, но сюжет этого кино никак не касается темы «холодной войны». Вместо злобного коммунистического блока главным антагонистом стал другой жупел тех лет – неонацисты. Британский агент по фамилии (невероятно, но факт) Квиллер, расследуя убийства двух своих коллег, натыкается на гнездо молодчиков, желающих вновь поднять знамя со свастикой над Европой. Посмотрим, что там было интересного из архитектуры.

Collapse )