darriuss (darriuss) wrote,
darriuss
darriuss

Categories:

Олыка, блеск и нищета радзивилловского гнезда

В 35 километрах от Луцка и примерно на таком же расстоянии от другого крупного волынского города и областного центра, Ровно, в 6 километрах от оживленного шоссе, расположен поселок, куда заезжает сейчас не всякий турист. Сейчас Олыка больше смахивает на депрессивное село, но 500 лет назад это местечко попало в руки могущественнейшей магнатской семье, сделавшей на четыре с лишним века его одной из своей главных резиденций. Радзивиллы, чья столица сейчас широко известна, благодаря включению в Список ВКН ЮНЕСКО, они ведь на самом деле были князьями не только на Несвиже, но и на Олыке, и ныне безвестный волынский поселок во многом был похож на своего блестящего старшего брата. Увы, мирская слава прошла и в этом случае, и сейчас радзивилловское наследие здесь влачит печальное существование.




В Семью Олыка попала с женитьбой в 1513 году маршалка земского литовского Яна Радзивилла Бородатого на Анне из Кишек, другого славного литовского рода (Несвиж, кстати, очутился у Радзивиллов точно таким же образом). Чтобы понять, какое место Олыка занимала в семейной иерархии, надо немного разобраться в генеалогии радзивилловского семейства. Первым Радзивиллом, для которого это имя собственное было действительно еще именем был Радзивилл Остикович, умерший в 1477 году трокским воеводой и каштеляном виленским, т.е. мягко говоря очень влиятельным человеком. У него был единственный сын Николай Радзивилл, прозванный Старым, от сыновей которого и пошли три различных ветви семьи:
- старший сын, также Николай: князья на Гоняди и Мяделе, ветвь прервалась первой, в 1542-м.
- средний сын Ян, тот самый Ян Радзивилл Бородатый, получивший в приданое Олыку: князья на Несвиже и Олыке.
- младший сын Юрий, будущий Геркулес Литовский: князья на Биржах и Дубинках, т.н. протестантская ветвь.

Четвертое поколение семейства это хорошо известные сыновья Яна Бородатого и Юрия Геркулеса, знаменитые кузены Николай Радзивилл Черный и Николай Радзивилл Рыжий, отличавшиеся как известно цветом шевелюры и бороды. На этом этапе ветви Семьи окончательно разделяются. Биржанская династия глубоко уходит в протестантизм, вырождается к 1669 году, а их огромные владения переходят к князьями Пфальц-Нейбургским. Радзивиллы возвращают себе т.н. "добро нейбургское" только к 1731 году, собрав обратно семейное достояние уже под эгидой несвижской ветви, которая оказалась самой живучей. В 1579 году в свою очередь разделяются и несвижские Радзивиллы : сыновья Николая Черного договариваются создать неотчуждаемые вотчины - ординации. Чтобы избегнуть дальнейшего дробления родовых маёнтков, их в дальнейшем решили сделать неделимыми - наследство переходило только старшему сыну, а при отсутствии сыновей представителю старшей ветви семьи. Таким образом были созданы три ординации: несвижская, клецкая и олыкская, каждая из которых должна была развиваться независимо по примеру биржанской. Все сыновья Николая Черного получили по куску: I несвижским ординатом и строителем знаменитого дворцово-замкового комплекса стал маршалок великий литовский Николай Радзивилл Сиротка, I клецким ординатом - маршалок надворный литовский Альбрехт Радзивилл, I олыкским ординатом - староста жамойтский Станислав Радзивилл. Четвертый сын Николая Черного Юрий Радзивилл в разделе наследства не участвовал, будучи виленским епископом и кардиналом.

Что характерно, и здесь несвижская ординация со временем вновь объединила вокруг себя остальные.

Несчастные 35 километров луцкая маршрутка героически преодолевала на протяжении полутора часов, мучительно петляя по всем окрестным деревням. Было утро воскресенья, день был базарный, шахид-автобус "Эталон" просто распирало от желающих попасть в Олыку. Выходить надо на треугольной площади, являющейся по сути развилкой улицы.


Обратите на количество конского говна, украшающего площадь.


Все потому, что типичный траффик на улице Олыки выглядит примерно так.


Аллея, ведущая к дворцу.


Вид в обратную сторону.


Замковый ров.


Здесь еще сохранились мощнейшие бастионы. Как и в Несвиже, первые укрепления построил еще Николай Радзивилл Черный.


Мост через ров.


Ворота были закрыты, проход страждущих осуществлялся справа от них.


Сейчас во дворце Радзивиллов размещена областная психбольница №2. Уже когда я фотографировал окрестности замка, ко мне обратилась проходящая мимо женщина и сообщила, что сегодня выходной, главврача на месте нет, а посещения с фотосьемкой должны осуществляться с его согласия. Интересно, подумал я, ведь перед поездкой читал, что доступ на территорию свободный. Тем не менее больных рядом не наблюдалось, врачей тоже, я зашел.


Первый, меньший, внутренний дворик. Слева на стене действительно обнаружилось объявление, дублирующее информацию, сообщенную мне перед входом. Более того, оно настоятельно требовало у медперсонала незамедлительного информирования всех граждан туристического вида о действующих условиях посещения. Уж не знаю, с чем связано ужесточение правил оккупировавшей чужую собственность администрацией.


Проезд под северным корпусом.


Вид на основной жилой, южный корпус с надстроенной башней.


По плану с периметральной застройкой и архитектуре дворцового комплекса олыкская резиденция Радзивиллов конечно напоминает несвижскую, только с поправкой на свою вспомогательную роль. Тут все сделано похоже, но в куда более скромных масштабах, и неспроста, что самый оригинальный памятник Олыки - Коллегиата св. Троицы, был возведен в те считанные десятилетия, когда Олыка играла роль не младшей сестры Несвижа, а равного с ним центра собственной ординации, при Альбрехте-Станиславе Радзивилле. Можно только гадать, как бы выглядел поселок (и деградировал бы ли он вообще до поселка), если бы здесь сохранилась отдельная ветвь магнатского рода. Впрочем, Клецку, вернувшемуся к несвижской ветви на 50 лет позже Олыки, в конце XVII века, это не помогло - там вообще не чувствуется радзивилловского духа.


Западный корпус даже под черепицей, но со все той же облупившейся штукатуркой и отсыревшими стенами.


Так корпуса выглядят с внешней стороны. Говорят, в особо удачные дни здесь можно услышать вопли и безумный смех местных пациентов. Олыкские ординаты в это же время беспокойно ворочаются в гробах в крипте соседней Коллегиаты.


Также как у несвижского дворца стоит Фара, рядом с олыкским - Коллегиата, коллегиатский костел св. Троицы. Он очень похож на несвижский костел Корпус Кристи, достаточно мысленно убрать фланкирующие центральный фронтон башенки. Оба восходят к римской церкви Иль-Джезу, оба строили итальянские архитекторы. Олыкский только более поздний, 1635-40 (арх. Бенедетто Молли и Джованни Маливерна), фундация II олыкского ордината Альбрехта-Станислава Радзивилла. Его, родившегося здесь и занимавшего пост канцлера великого литовского, вероятно как-то терзала слава Несвижа, при нем Олыка пережила краткий период расцвета, дворец был перестроен в современном виде, появился большой костел, так похожий на тот, что у двоюродных братьев на севере. Вот только детей у Альбрехта Станислава не было, и после его смерти в 1656-м, как и было договорено 80 годами ранее, олыкская ординация отошла старшей ветви семьи.


Костел стоит за оградой с невысокими пузатыми башенками по углам.


А фасад украшен даже пышнее несвижского собрата.




Костел теоретически функционирует. Там, несмотря на внешнюю и внутреннюю заброшенность, есть даже свой ксендз, но в это воскресное утро словить его у меня не получилось.


За Коллегиатой массивная колокольня, похожая на ту, что у кафедрального костела в Луцке.


Коллегиата в профиль.


В ближайших окрестностях Троицкого костела еще два культовых здания. Петропавловский костел 1460 года, старейший на Волыни, построенный еще Петром Белым, дедом той Анны Кишки, что принесла Радзивиллам Олыку с Несвижем в приданое. Находится он во глубине огородов, и я так и не нашел к нему дорогу.


Троицкая церковь 1886 года, типичный деревянный храм своего времени.


А так выглядит главная олыкская улица. Люди едут с базара.




Чуть ли не единственный интересный экземпляр рядовой гражданской застройки в поселке.


Дом культуры. Перед ним тоже базар.


Мозаики наивно-примитивного вида.




Сретенская церковь-ротонда 1784 года, вблизи Луцкой брамы, тоже фундация Радзивиллов. Кто знает, может самого Пане Коханку, он был в это время VIII ординатом на Олыке.


И если в Несвиже сохранилась Слуцкая брама, но очень символично, что в Олыке осталась брама Луцкая. Не сильно, правда, похожая, и к тому же стоящая на выезде в сторону Ровно.


Вид в сторону поселка.


Сейчас внутри Луцкой брамы сельпо.


А дорога по-прежнему вымощена шестиугольными плитками - заслуга Януша-Франтишека Радзивилла, XIII и последнего олыкского ордината. По ней он и уехал в 1939 году на Лубянку. Впрочем, закончилось для него все более или менее благополучно, государственными похоронами в Варшаве в 1967-м. Интересная была личность.


Очень правильное название для кабака, именно такое впечатление оставляет поселок.


Отсюда я вернулся в Луцк, чтобы следующим утром уехать в Дубно.

В предыдущих сериях:
1. Станция "Брест-Центральный".
2. Брест: административный центр.
3. Брест: исторический центр.
4. Брест: улица Советская.
5. Брест: проспект Машерова.
6. Брест: электромеханический завод.
7. Брест: улица Московская.

8. Украина: политическая агитация, сезон-2010.
9. Ковель.
10. Владимир-Волынский.

11. Луцк: Театральная площадь.
12. Луцк: Старый город.
13. Луцк: Верхний замок.
14. Луцк: улицами центра города.
15. Луцк: Детская железная дорога.
16. Луцк: на восточной окраине.
17. Луцк: Дворец бракосочетаний.
18. Луцк: Киевская площадь и проспект Свободы.
Tags: олыка, поездки
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments