?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В начале лета на границе Швейцарии и Франции вблизи Женевы, в Европейском центре ядерных исследований ЦЕРН должно состояться открытие Большого адронного коллайдера, уникального научно-исследовательского комплекса, предназначенного для ускорения протонов и тяжёлых ионов. Главной целью проекта является открытие бозона Хиггса, важнейшей из экспериментально не найденных частиц Стандартной модели, а также поиск отклонений от этой теоретической конструкции физики элементарных частиц.

Помимо полей, "отвечающих" за тройку фундаментальных взаимодействий (электромагнитное, сильное и слабое), в Стандартной модели предполагается наличие еще одного всеобъемлющего вакуумного силового поля, которое неотделимо от пустого пространства и не совпадает с гравитационным. Считается, что оно заполняет все пространство и что именно благодаря ему все фундаментальные частицы приобретают массу. Частицы, которые сильно взаимодействуют с этим полем , обладают большей массой, а слабовзаимодействующие - меньшей. В популярной литературе этот эффект часто сравнивают с движением тела в вязкой жидкости. Впервые идея была изложена ещё в 1964 году шотландским физиком-теоретиком Питером Хиггзом, поэтому это поле сейчас принято называть полем Хиггза, а его носитель (посредник, квант) - бозоном Хиггса, или хиггсовским бозоном. Если "хиггс" будет обнаружен, то заполнится зияющая лакуна в основании Стандартной модели и подтвердится правильность нашего понимания Вселенной. Его существование позволит объяснить, почему элементарные частицы имеют массу. Но если будет доказано, что никакого бозона Хиггса нет, то это откроет путь для целого ряда альтернативных теорий, давно готовых заменить Стандартную модель, - вплоть до всякой экзотики с "параллельными Вселенными" или "высшими измерениями".

При столкновениях разогнанных в огромных ускорителях до почти световых скоростей элементарных частиц, рождается целый каскад новых частиц, в том числе и таких, которые имеют массу в тысячи раз больше, чем изначально сталкивающиеся. Предполагается, что мощности Большого адронного коллайдера будет вполне достаточно для обнаружения и такой массивной частицы, как бозон Хиггза.

Для меня конечно самым любопытным сюжетом по теме Большого адронного коллайдера является высказываемые кое-кем опасения, что столкновения частиц в нём при определённых условиях могут привести к появлению в ускорителе микроскопических чёрных дыр, образованию магнитных монополей с последующей цепной реакцией захвата окружающей материи. Апокалиптические по сути теории уже неоднократно и довольно убедительно опровергались сотрудниками ЦЕРНа, но при этом факт гипотетической (отличной от нуля) вероятности того, что чёрные дыры (или даже wormholes, чревоточины, искривления в пространстве-времени) таки могут быть результатом работы коллайдера, фактически не отрицается. Отрицается лишь то, что их появление приведёт к необратимым для Земли последствиям. Потенциально возможные чёрные дыры будут слишком малы, чтобы быть стабильными объектами, и вследствии излучения Хокинга будут практически мгновенно испаряться.


Столкновение на встречных курсах

В 2008 году в Европейском центре ядерных исследований ЦЕРН, расположенном на границе Швейцарии и Франции вблизи Женевы, начнет работать на полную мощность Большой адронный коллайдер LHC (Large Hadronic Collider) — главный физический эксперимент десятилетия. С ним специалисты связывают надежды на новую революцию в физике микромира. За сто лет, в течение которых человечество изучает элементарные частицы, ускорительная и регистрирующая техника прошла огромный путь. Ее развитие опиралось на многочисленные научные достижения и инженерные решения и ознаменовалось несколькими нобелевскими премиями. Создание коллайдера LHC вместе с гигантскими детекторами — это одна из самых сложных научно-технических задач, которые когда-либо предстояло решить.



Задача ускорителя — разогнать частицы до большой энергии, столкнуть их друг с другом, а затем — дать ученым посмотреть, что из этого выйдет. Однако первоначально целью физиков было — не разломать атомы и ядра, а разглядеть их «внутреннее устройство». Ускоритель, словно микроскоп, позволяет увидеть чрезвычайно мелкие детали строения вещества.

Когда мы рассматриваем маленький предмет в микроскоп, мы освещаем его и наблюдаем, как свет отражается или рассеивается на предмете. Но у микроскопа есть физическое ограничение: в него нельзя увидеть объекты размером меньше длины световой волны. Для видимого света это примерно полмикрона.

Более мелкие объекты позволяет различить электронная микроскопия: вместо света предмет« «освещают» пучком электронов и смотрят, как они рассеиваются. Чем больше энергия электронов, тем меньше их длина волны, а значит, мельче детали, которые можно увидеть. Энергия в несколько килоэлектронвольт позволяет« «разглядеть» отдельные крупные молекулы. Атомное ядро« «видно» только на ускорителе при энергии электронов в сотни мегаэлектронвольт, а структуру протона можно изучать, лишь достигнув энергии около 1 ГэВ. (Энергия в 1 электрон-вольт равна 1,6.10-19 Дж.)

Превысив энергию в 1 ГэВ, физики словно открыли новую, неведомую ранее грань нашего мира. Протоны и нейтроны стали разрушаться, и в столкновениях рождались и распадались новые нестабильные частицы. Чем выше была энергия, тем более тяжелые и «удивительные» появлялись частицы. Поначалу специалисты были этому не слишком рады: одно дело, когда весь мир состоит из электронов, протонов и нейтронов, а другое — когда в эксперименте вы получаете еще пару сотен нестабильных частиц. Но постепенно ситуация прояснилась, и сейчас мы знаем, что эти нестабильные частицы во многом определяют строение нашего «обычного» мира.

Именно поэтому главная задача ускорительных экспериментов сегодня — разогнать частицы до максимально высокой энергии и проникнуть в мир тяжелых частиц. Большой адронный коллайдер в ЦЕРНе позволит изучить неведомый ранее мир частиц с массой около 1 ТэВ. Физики уверены, что именно в этой области масс будет обнаружен предсказанный теоретически, но до сих пор неуловимый бозон Хиггса, дающий ключ к окончательному пониманию слабых и электромагнитных сил и одновременно открывающий новые перспективы для развития физики микромира.

Большой адронный коллайдер

Характеристики LHC впечатляют. В каждой из двух кольцевых труб длиной 27 километров будет циркулировать протонный пучок, состоящий из 2 808 сгустков по 100 миллиардов протонов в каждом. Его поперечник 0,03 мм, а суммарная масса всех протонов в пучке меньше 1 нанограмма (10-9 г) — легче пылинки, но в них запасена чудовищная энергия: 300 мегаджоулей, что сопоставимо с кинетической энергией самолета или 100 кг тротила. Неудивительно, что предусмотрены все возможные меры безопасности, начиная от системы слежения за пучком и заканчивая специальным «аварийным выходом» для него: в случае дестабилизации пучка специальные магниты в считанные доли миллисекунды уведут его по длинному туннелю в бункер, где он поглотится огромной графитовой мишенью. Еще большая энергия — 10 миллиардов джоулей — запасена в нескольких тысячах сверхпроводящих магнитов, работающих при температуре лишь на два градуса выше абсолютного нуля. При этой температуре жидкий гелий, используемый для охлаждения, становится сверхтекучим и у него резко повышается теплопроводность, что помогает охлаждать установку. Все эти магниты уже смонтированы и в целях безопасности тестируются на «выживание» в разных нештатных ситуациях. Несмотря на огромные размеры и энергии, LHC является чрезвычайно точным прибором. Достаточно сказать, что для его успешной работы придется принимать во внимание и положение Луны и Солнца. Вызываемые ими приливы в литосфере ежедневно поднимают и опускают окрестности Женевы на 25 см. В результате периметр ускорительного кольца меняется примерно на один миллиметр, а это будет приводить к небольшим изменениям энергии пучков.

От кинескопа до коллайдера

...

Стартовой точкой ускорителя является источник заряженных частиц. Например, источником электронов может служить любой нагретый кусок металла, из которого постоянно выскакивают электроны и тут же возвращаются обратно. Если рядом поместить проволочную сетку и приложить к ней напряжение, эти электроны потянутся к ней и, пролетев насквозь, устремятся к экрану-аноду, образовав пучок частиц невысокой энергии. Именно так работает «домашний ускоритель на 10 кэВ» — электронно-лучевая трубка в старых телевизорах.

10 кэВ — это очень небольшая энергия, для изучения ядерных явлений ее недостаточно. Поэтому эру ускорительной техники физики отсчитывают от начала 1930-х годов, когда появились сразу две схемы ускорения частиц до энергий около 1 МэВ. В 1932 году Джон Дуглас Кокрофт и Эренст Уолтон в Кембридже сконструировали каскадный 800-киловольтный генератор постоянного напряжения, который открыл новую эру в экспериментальной ядерной физике. Уже в первом своем эксперименте они направили пучок ускоренных протонов на мишень из лития-7 и наблюдали самую настоящую ядерную реакцию: ядро лития захватывало протон и затем разваливалось на две альфа-частицы.

Создать разность потенциалов в десятки мегавольт очень непросто, но быстро выяснилось, что это и не обязательно. Вместо этого можно свернуть ускоритель в кольцо, поместив его в магнитное поле. В отличие от электрического, магнитное поле не ускоряет частицы, а лишь искривляет их траекторию. В частности, в однородном магнитном поле траектория заряженной частицы замыкается в окружность. Если теперь частицу время от времени подталкивать вперед электрическим полем, она будет набирать энергию, постепенно увеличивая радиус траектории. При этом автоматически решаются две задачи: частицы можно удерживать на орбите столько времени, сколько нужно, а ускоряющее электрическое поле не обязательно должно быть большим (тысяча проходов через разность потенциалов в один киловольт эквивалентна мегавольтному линейному генератору).


Большой дипольный магнит, последним (из 1 700) уложенный в тоннель Большого адронного коллайдера в апреле 2007 года.


Ускоритель частиц на основе этого принципа — циклотрон — был задуман Эрнестом Лоуренсом в 1928 году, хотя идеи о «протонной карусели» в магнитном поле ранее высказывались норвежцем Рольфом Видероэ (Rolf Wideroe). Циклотрон состоит из двух полых половинок диска, дуантов, внутри которых вращаются частицы. На края зазора подается переменное напряжение, частота которого точно совпадает с частотой обращения частиц. Когда частицы пролетают сквозь зазор в одну сторону, электрическое поле подталкивает вперед, а через полпериода, когда они вновь пересекают зазор в обратном направлении, поле уже успевает сменить знак и снова их подталкивает, а не тормозит. Так повторяется круг за кругом, пока не будет достигнута максимальная энергия.

Принципиально важно, что пока скорость электронов существенно меньше скорости света, частота их обращения остается постоянной: рост скорости в точности компенсируется увеличением радиуса орбиты. Благодаря этому частица всегда подлетает к зазору через одинаковые интервалы времени.

...

Следующим этапом в истории ускорительной техники стало создание коллайдеров — ускорителей со встречными пучками. Изначально эту идею высказал и даже запатентовал в 1943 году Рольф Видероэ, однако реализована она была лишь в начале 1960-х годов тремя независимыми командами исследователей: итальянской группой под руководством Бруно Тушека, американцами из Принстона и Стэнфорда и новосибирской группой, возглавляемой Г.И. Будкером.

До того момента все эксперименты проводились с неподвижной мишенью. Когда высокоэнергетическая частица налетает на неподвижную мишень, рожденные продукты столкновения летят вперед с большой скоростью, и именно на их кинетическую энергию тратится основная доля энергии пучков. Если же сталкиваются летящие навстречу друг другу одинаковые частицы, то большая часть их энергии расходуется по прямому назначению: на рождение частиц. Поэтому в коллайдерах могут возникать намного более тяжелые частицы, чем в экспериментах с неподвижной мишенью при той же энергии пучка.

Чудеса на виражах

Типичный ускорительный комплекс представляет собой длинный кольцевой туннель с двумя вакуумированными трубами, по которым в противоположных направлениях движутся частицы. Эти кольца не идеально круглые, а, скорее, представляют собой скругленные многоугольники. На скруглениях стоят поворотные магниты, которые меняют направление пучка, а на прямых участках расположены ускоряющие элементы — клистроны, корректирующие магниты, система «впрыскивания» частиц из предварительного ускорителя, а также вспомогательная аппаратура. В нескольких точках два кольца пересекаются — именно там происходят столкновения встречных частиц, результаты которых изучаются расположенными тут же детекторами.

Успешная работа ускорителя опирается на целый ряд нетривиальных технических ухищрений. Например, в современных ускорителях пучок толщиной меньше волоса распределен вдоль кольца не равномерно, а собран в отдельные короткие сгустки, следующие друг за другом — так удобнее ускорять частицы. Но одноименные заряды, как известно, отталкиваются, и потому сгусток имеет тенденцию расплываться как в продольном, так и в поперечном направлениях. Для компенсации продольного расплывания был придуман метод автофазировки: ускоряющее поле в клистроне прикладывается таким образом, чтобы подгонять отставшие частицы чуть сильнее, а убежавшие вперед сгустка — послабее. С расплыванием в поперечном направлении справляются с помощью магнитного поля сложной формы, которое фокусирует проходящий сквозь него пучок. Такое поле действует на пучок, словно собирающая линза на луч света, его так и называют: магнитная линза.


Туннель Большого адронного коллайдера длиной 26,7 километров расположен на глубине около 100 метров.


У протонных коллайдеров есть еще одна проблема: пучок оказывается слишком «горячим» (с большим разбросом по кинетической энергии протонов из-за их поперечного движения). Магнитные линзы ограничивают его расплывание ценой нарастания поперечных колебаний. Справиться с этой проблемой помогла идея электронного охлаждения протонов, выдвинутая советским физиком Г.И. Будкером в 1966 году и экспериментально реализованная в 1974 году под его же руководством в Институте ядерной физики в Новосибирске. На одном из линейных участков рядом со сгустком протонов «впрыскивают» холодный сгусток электронов (они, в отличие от протонов, хорошо охлаждаются сами по себе), движущийся примерно с той же скоростью. Какое-то время они, перемешиваясь, летят вместе, и протоны охлаждаются за счет столкновений с электронами, после чего сгустки вновь разделяются в магнитном поле.

...

Взять с поличным

Но разогнать и столкнуть частицы — это только полдела. Необходимо еще и зарегистрировать рожденные в столкновении вторичные частицы. Этим занимаются не сами ускорители, а другие научные аппараты — детекторы.

...

Современные универсальные детекторы, применяемые на больших ускорителях, устроены намного сложнее. Их главная черта — многослойность. Все вместе разные компоненты детектора извлекают из пролетающих частиц максимум информации: координаты точки рождения, скорость, импульс, энергию и тип. Все это необходимо для понимания того, что именно произошло с частицами из встречных пучков в момент их столкновения.

Ближе всего к точке столкновения расположен вершинный детектор. Его задача — с максимальной точностью восстановить первые сантиметры траектории заряженной частицы. Имея несколько таких траекторий от одного столкновения, можно проследить их до пересечения и с субмиллиметровой точностью восстановить вершину — точку в пространстве, в которой произошло рождение частиц.

Следующими идут трековые детекторы. Они измеряют искривление траектории в магнитном поле и позволяют вычислить импульс частицы. Часто в качестве трековых детекторов используются дрейфовые камеры. В них с мелким шагом натянуты тонкие проволочки под напряжением. Заряды, порожденные пролетевшей частицей, оседают на ближайшей проволочке, сообщая регистрирующей аппаратуре, где пролетела частица. Из сигналов с многих проволочек и складывается траектория частицы.



Следующим слоем расположены черенковские детекторы, которые измеряют скорость пролетевшей заряженной частицы. Зная импульс и скорость, можно затем вычислить массу частицы и определить ее тип. Тут главная проблема состоит в том, что для всех рождающихся частиц скорость очень близка к световой. Требуется устройство, которое надежно различает, например, 95 и 99% скорости света, что при равных импульсах отвечают частицам с массами, различающимися вдвое.

На помощь приходит еще один физический эффект, на этот раз из оптики. Свет распространяется со скоростью с=300 000 км/с только в вакууме. При входе в прозрачную среду с показателем преломления n он замедляется до скорости c/n. А вот элементарные частицы при этом не тормозятся, и поэтому их скорость оказывается выше скорости света в данной среде. В 1934 году советские физики С.И. Вавилов и П.А. Черенков открыли, что такая заряженная частица излучает свет (черенковское излучение) под углом к направлению движения, и этот угол зависит от скорости частицы.

Для создания черенковских детекторов пришлось решить интересную задачу из области материаловедения. Для максимальной эффективности требовалось вещество с показателем преломления n=1,01–1,05. Но ничего подобного в природе не существует (например, для воды n=1,33, а для газов он не превышает n=1,001), и потому нужные материалы пришлось создавать искусственно. Так в детекторах появились аэрогели, которые иногда называют «твердым дымом». В руках кусок аэрогеля вызывает непривычные ощущения: по прочности он примерно как пенопласт, но ощутимо легче него и вдобавок прозрачный. Подбросив аэрогель в воздух, можно заметить, что падает он как бы «неохотно» — ведь он всего в несколько раз плотнее воздуха.

Наконец, внешние слои детектора состоят из нескольких разных калориметров — приборов, измеряющих энергию частиц. Эти компоненты детектора обязаны стоять самыми последними, поскольку для надежного измерения энергии частица должна полностью поглотиться калориметром и передать ему всю свою энергию. Для этого на пути частицы ставятся слои вещества с тяжелыми атомами, при столкновении с которыми порождается лавина вторичных частиц. Лавина застревает в детекторе, и вся ее энергия переходит частично в тепло, а частично — в свет. Эту вспышку улавливают фотоэлектронные умножители. Они превращают ее в электрический сигнал, измеряя который можно с хорошей точностью рассчитать энергию первоначальной частицы.

Все это — стандартная начинка современного детектора, его «анатомия». Но есть еще большая интересная тема, связанная с его «физиологией», с тем, что в нем происходит непосредственно в ходе эксперимента. Сгустки частиц сталкиваются внутри детектора миллионы раз в секунду, и при этом либо рождаются новые частицы, либо происходит упругое рассеяние частиц сгустка. Каждый такой процесс оставляет в разных компонентах детектора много информации. За какие-то доли микросекунды требуется не только собрать всю эту информацию и подготовить детектор к приему следующих частиц, но и успеть предварительно обработать полученные данные. Детектор буквально напичкан сложнейшей электроникой. Важнейшая из электронных систем называется триггером. Он на лету отбирает из всего потока события, интересные с точки зрения физики. Если бы не этот отбор, система хранения данных просто захлебнулась бы чудовищным потоком информации от детекторов. Поэтому создание эффективного триггера — один из важнейших этапов конструирования детектора.

Но даже после отсева объемы получаемой информации остаются огромными. Ожидается, что с LHC будет поступать порядка 10 петабайт (10 миллионов гигабайт) данных в год — грубо говоря, по DVD-диску в несколько секунд. Чтобы осмыслить такое количество информации, потребуется порядка сотни тысяч сегодняшних процессоров, участие в работе примут исследователи со всего мира, а хранение и обработка информации будет вестись с опорой на создаваемую сейчас GRID-технологию, которая обеспечивает глобальное использование распределенных вычислительных ресурсов.

Игорь Иванов, кандидат физико-математических наук


Полная версия статьи тут.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 29 comments — Leave a comment )
zelanton
Apr. 20th, 2008 06:50 pm (UTC)
Слушай, а чего ты собственно боишься? Мы же ничего не почуствуем!
darriuss
Apr. 20th, 2008 06:56 pm (UTC)
Собственно, и осознать ничего не успеем. И тогда окажется, что пензенские сектанты были правы - конец света наступил, хотя сомневаюсь, что они что-нибудь знают о ЦЕРНе и коллайдере. :)
zelanton
Apr. 20th, 2008 07:07 pm (UTC)
ну пиздец Земле - это ещё не конец света, во вселенной полно разумных слизней и плесени. Зато меня наконец отзовут из коммандировки в эту богом забытую звездную систему.
ex_l_u_f_t
Apr. 20th, 2008 07:02 pm (UTC)
почувствуем-почувствуем. все сначала должно покраснеть, ну а потом сразу и песдец
zelanton
Apr. 20th, 2008 07:05 pm (UTC)
ни хрена, если сингулярность будет, то земля просто мгновенно схлопнется.

Edited at 2008-04-20 07:08 pm (UTC)
ex_l_u_f_t
Apr. 20th, 2008 07:11 pm (UTC)
неа, не мгновенно. там маленькие черные дырочки, с малым горизонтом событий. они сначала информации должны насосаццо, чтоб горизонт побольше стал и мы все туда упали.
zelanton
Apr. 20th, 2008 07:13 pm (UTC)
я думаю, что процес будет настолько быстрым, что у меня даже не возникнет подозрения что сейчас будет пиздец.
ex_l_u_f_t
Apr. 20th, 2008 07:15 pm (UTC)
ну да, быстрым, но не мгновенным. но волосы и зубы от излучения Хокинга у нас выпасть не успеют. это утешает :)
darriuss
Apr. 20th, 2008 07:06 pm (UTC)
Главное, чтобы чесаться не начало. Не хочу, чтобы в последние секунды жизни мои нуклоны чесались.
zelanton
Apr. 20th, 2008 07:08 pm (UTC)
кстати, если пиздец будет всё-таки от сингулярности, то чесаться, для внешнего наблюдателя, они будут у тебя бесконечно долго.

Edited at 2008-04-20 07:08 pm (UTC)
darriuss
Apr. 20th, 2008 07:10 pm (UTC)
Я надеюсь на лучшее, что по Хокингу меня дыра первым превратит в фотоны и испустит куда-нибудь.
zelanton
Apr. 20th, 2008 07:13 pm (UTC)
дело в том, что для внешнего наблюдателя твой полёт к горизонту событий будет продолжаться практически бесконечно.
darriuss
Apr. 20th, 2008 07:19 pm (UTC)
Ну на окружающих мне точно наплевать, я лишь надеюсь, что мои 70 кг высококачественных элементарных частиц станут подходящим строительным материалом для молодых звёзд. Хотя чё-то сомневаюсь, что испаряемое чёрной дырой вещество можно использовать в конструктивных целях. :(
zelanton
Apr. 20th, 2008 07:24 pm (UTC)
ещё не факт, что оно испаряется и что закон сохранения энергии в случае чёрных дыр не нарушается. Так что мы можем просто переместиться в другой континиум. Кстати, а что в этом случае будут делать с теми, кому выезд из РБ запрещён? Будет ли это считаться нарушением запрета? Что нас будет ждать там, по ту сторону? Последует ли за нами Его Превосходительство?

Edited at 2008-04-20 07:25 pm (UTC)
darriuss
Apr. 20th, 2008 07:36 pm (UTC)
Действительно, очень интересно, разрабатывает ли наша Академия наук перспективную фундаментальную тему "Хрустальный Сосуд в квантовой механике: уравнение Шрёдингера и построение первого в мире государства для народа".
vadim_i_z
Apr. 20th, 2008 07:00 pm (UTC)
советские физики П.А. Вавилов и С.И. Черенков
Наоборот. С.И.Вавилов и П.А. Черенков
darriuss
Apr. 20th, 2008 07:04 pm (UTC)
Спасибо, поправил.
stanley_by
Apr. 20th, 2008 09:56 pm (UTC)
Вы в каментах все охренели штоле? У меня ещё столько мечт нереализованных!
veter_r_r
Apr. 21st, 2008 05:49 am (UTC)
Ну осталось два месяца на их реализацию. А потом все, капец.
azaitsev
Apr. 20th, 2008 11:56 pm (UTC)
давно хотел запостить подборку статей и фоток
мегадевайс получится, ждем запуск :)
005_kefir
Apr. 21st, 2008 05:24 am (UTC)
СССР строил похожий мегадевайс 1980-х в Протвино.
darriuss
Apr. 21st, 2008 07:24 am (UTC)
Похожих ускорителей много, но ничего сравнимого по мощности.
005_kefir
Apr. 21st, 2008 08:17 am (UTC)
именно с сопоставимой мощностью, существующий знаменитый Серпуховской ускоритель (1960-е, диаметр около 600 метров) предполагалось использовать как инжектор,
попозже, освобожусь, попробую что-нибудь нарыть в сети
005_kefir
Apr. 21st, 2008 12:19 pm (UTC)
005_kefir
Apr. 21st, 2008 05:37 am (UTC)
Николай Максимович Шумейко + "Национальный центр физики частиц и высоких энергий" наверное будут принимать участие в экспериментах.
darriuss
Apr. 21st, 2008 07:25 am (UTC)
Очень интересно, не знал, что и наши учёные принимают участие в этом проекте.
005_kefir
Apr. 21st, 2008 08:19 am (UTC)
кстати у них давным-давно :), когда мало кто еще мог себе позволить диал-ап, был спутниковый интернет, тарелка на Богдановича 153 до сих пор стоит
jek_hor
Apr. 21st, 2008 02:35 pm (UTC)
Это та, которая теперь используется для вывески "IBA"?
jek_hor
Apr. 21st, 2008 02:46 pm (UTC)
А, тьфу, ИБА ж в 155-м доме.
( 29 comments — Leave a comment )

Profile

darriuss
darriuss

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow