October 14th, 2007

Скандальчик

"Наша Ніва" опубликовала материал "Первого портала Нарачанского края", гневно обличающий нынешнего апостольского администратора Минско-Могилёвского архидиоцеза бискупа Антония Демьянко. Указанный Демьянко, открывая в Витебской области мемориальную доску в честь белорусского ксендза и поэта Константина Стаповича, взял и провёл службу на польском языке. В ходе последовавшего за выходом статьи обмена мнениями в комментах, выяснилось, что бискуп всегда тяготел к польскости и вообще космополит несчастный. Потом все как обычно переругались на национальной почве.

Вся эта бодяга оказалась достаточным поводом, чтобы канцелярия Минско-Могилёвского архидиоцеза сочла необходимым выпустить опровержение, из которого все узнали, что служба таки была двуязычной, а не польскоязычной, а авторы публикации были обвинены в тенденциозности, спекуляциях, и оскорблении памяти ксендза Стаповича.

Конечно, сложно отрицать искажение фактов со стороны змагаров, записавших римско-католического епископа чуть ли не во враги белорусского народа, в конец концов не все же бочки катить на Белорусский экзархат РПЦ. С другой стороны, столь же сложно отрицать и факт того, что у Костёла действительно рыльце в пуху, и сам факт появления официальной реакции властей архидиоцеза на рядовую публикацию это подтверждает. Из 580 католических священников, работающих в белорусских парафиях, 190 иностранцы, в абсолютном большинстве своём поляки. Как тут не поддержать наши партию и правительство в недавно обозначенном намерении заменить их в обозримом будущем на белорусов. Всецело поддерживаю.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Дорога

В Киев в купе со мной ехали: а) молодой аспирант-химик проездом в Лиссабон к работодателю; б) помощник машиниста тепловоза из Осипович проездом в Осиповичи; в) фотокорр одной из белорусских газет проездом со мной в Киев; г) я, так сказать, сотрудник одной из минских частных компаний. Если подумать, неплохой такой срез белорусского общества. Пока мы с фотокорром пили бутылку водки, помощник машиниста рассказывал нам про отпуск в Тюмени и настойчиво демонстрировал на своём Сони Эрикссоне клипы из "Камеди клаб", а аспирант, которого трогательно в Лиссабон провожала мама, мечтательно сравнивал минских девушек с киевскими в пользу, естественно, минских. Мы с фотокорром с ним соглашались, делая скидку на то, что парень ещё пока не познал девушек португальских. В Гомеле вместо помощника тепловоза, оставшегося, напомню, в Осиповичах, в купе подселили пловчиху со Львова, возвращавшуюся с каких-то сборов на родину. Водка у нас с фотокорром к тому времени уже кончилась, но всё равно ночь прошла в тёплой и дружественной обстановке за неспешным сравнительным анализом путей развития Украины и Беларуси.

На границе в купе вломилась собака с таможенником. Слава богу, с собой ничего не было. В пять утра безуспешно попытались заснуть, а там уже подоспела и мать городов русских.